домой 24 сентября 19:09

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Предпринимателям так же, как и обществу, нужна стабильность – власть приходит и уходит, а нам работать.

          С первых дней существования ХТЦ УАИ активно участвует в общественной жизни предпринимателей республики. Одним из первых кооперативов вступил в Торгово-промышленную палату, участвовал в создании Фонда развития и поддержки малого предпринимательства вторым по сумме учредительского взноса после государства.
          Генеральный директор ХТЦ УАИ, Шолом Владимир Юрьевич, с 2007г. является членом правления и руководителем регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей – Союза работодателей РБ. Трижды избирался председателем комиссии Общественной палаты РБ по вопросам экономического развития, поддержке предпринимательства и охраны окружающей среды.
         Мы побеседовали с Владимиром Шоломом об его общественной деятельности и современной ситуации в сфере предпринимательства.


         – Владимир Юрьевич, ХТЦ УАИ – это предприятие малого бизнеса. Российский союз промышленников и предпринимателей, является организацией крупного бизнеса. Интересы малого и крупного бизнеса совпадают?
         Действительно, принято считать, что общественные организации предпринимательства делятся по величине бизнеса: малый – это «ОПОРА РОССИИ», средний – «Деловая Россия», крупный – РСПП.
         Но это деление весьма условно. Во-первых, любой предприниматель изначально стремится увеличить объемы производства товаров и услуг и перейти в следующую категорию.
         Во-вторых, РСПП, по сути, первая серьезная организация предпринимательства в современной России и из нее (по крайней мере, следуя ее опыту) отпочковались, как говорят в РСПП «наши младшие братья» - «ОПОРА РОССИИ» и «Деловая Россия».
         В-третьих, законы рыночной экономики едины для всего бизнеса независимо от размеров и форм собственности, заставляют где-то укрупнять и объединять производства, а где-то наоборот дробить или создавать новые предпринимательские структуры, позволяющие снижать издержки и повышать качество товаров и услуг.
         Понимая это, РСПП создал первое общероссийское объединение работодателей, региональное отделение которого – Союз работодателей РБ – я и возглавил.
         Кстати, работодатели, по определению, – это руководители, которые подписывают трудовые договора и платят зарплату сотрудникам. А среди учредителей Союза работодателей РБ подавляющее большинство (за исключением отраслевых союзов), также как и я, руководители малого предпринимательства.

        – РСПП – крупнейшая и влиятельнейшая общественная организация в современной России. В чем заключается ее миссия? Какие конкретные задачи решает Российский союз промышленников и предпринимателей?
        Основная деятельность РСПП сводится к общественной экспертизе проектов законодательных актов, затрагивающих интересы бизнеса, подготовке и выработке формулировок предложений по совершенствованию законодательства. Как член правления РСПП я участвую в заседаниях Федерального совета и правления РСПП. На региональном уровне мы участвуем в работе многочисленных советов, коллегий, комиссий.
        Уже во время моей работы в качестве Председателя правления Союза работодателей, при моем участии были созданы и начали работать общественные советы по защите предпринимательства при прокуратуре РБ и Управлении федеральной антимонопольной службы. И они, на мой взгляд, успешно защищают законные интересы предпринимателей. Поэтому аналогичные Советы в соответствии с Указом Президента РБ, в настоящее время создаются при республиканских министерствах и ведомствах. Наша задача, если сформулировать коротко, – сбор и обобщение мнений представителей бизнеса и промышленности для представления их интересов в органах власти. Соответственно, актуальна и обратная связь. Общаясь с представителями власти, узнаешь много нового и начинаешь понимать, что многие проблемы гораздо сложнее, чем кажутся с позиции отдельного предприятия.
       Участвуя в заседаниях правления и Федерального совета РСПП, на которые приглашаются представители правительства, профильных министерств, депутаты Государственной думы Российской Федерации, мы – представители регионов – обмениваемся положительным и отрицательным опытом в деле защиты законных интересов предпринимателей. Обсуждаем предложения и замечания, подготовленные Комитетами РСПП по изменению действующих нормативных актов и вновь принимаемым законам. Обсуждаем результаты мониторинга мнений предпринимателей регионов, которые готовят с нашей помощью профильные комитеты РСПП.
       За годы существования нашего регионального отделения РСПП, мы активно участвовали в обсуждении и принятии Федеральных законов: "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", «О защите конкуренции», «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и др., поправок к действующим законам и нормативным актам, регулирующих деятельность предпринимателей и промышленников. В рамках оценки регулирующего воздействия (ОРВ) даем заключения и предложения, участвуем в обсуждениях, разрабатываемых и принимаемых Республиканских законов, и Постановлений Правительства РБ.
        Используя полномочия, предусмотренные Законами «Об объединениях работодателей» и «Об Общественной палате», мы представляем и защищаем интересы республиканских предпринимателей в «Трехсторонней комиссии», в коллегиях и Советах при органах государственной и муниципальной власти, а иногда и в судах.

        – С момента образования Союза работодателей РБ прошло семь лет. За это время сильно ли изменились отношения власти и бизнеса? Да и в целом климат для развития этого сотрудничества в Башкортостане?
       За последние годы в целом кардинально меняются общественно-политические отношения в обществе и отношение к предпринимательству, в частности.
       Если Б.Н. Ельцин, понимая на тот момент слабость федеральной власти, предлагал регионам: «Берите суверенитета столько, сколько сумеете проглотить!» И главы регионов и муниципалитетов могли приглашать к себе в кабинеты руководителей силовых и надзорных ведомств, включая председателей судов, и решать в ручном режиме проблемы предпринимателей, то теперь федеральные структуры выполняют несколько другие функции, в которые на первое место выходит контроль за строгим исполнением федеральных законов органами региональной и муниципальной власти.
       Такая ситуация для нормального предпринимателя выгодна, но не привычна. А для отдельных чиновников среднего звена и непривычна, и невыгодна. Отсюда и разговоры «о слабости власти» и «кадровой чехарде».
       Поэтому меня, как нормального предпринимателя, такая ситуация устраивает, когда «чиновники среднего звена» начинают понимать, что законы не просто мешают им «кошмарить» предпринимателей, но и позволяют предпринимателям их самих «кошмарить». И что звонок вышестоящему начальству и коллегам из силовых и надзорных ведомств мало что даст.
       Я не настолько наивен, чтобы верить, что все это произойдет быстро (если вообще когда-нибудь это произойдет). Из школьных уроков физики мы знаем, что маятник всегда стремится к самой устойчивой точке, но пролетает ее на максимальной скорости и движется в противоположную сторону с постепенно затухающей амплитудой. Так и в обществе. Сегодня маятник движется к устойчивой точке (после революций, перестроек, бандитского и чиновничьего беспределов и т.п.) Поэтому очень не хочется, чтобы какие-то силы его раскачивали, и не дай Бог, опять введут «маятник» в резонанс. Обществу нужна власть, а власти нужно общество. А предпринимателям так же, как и обществу, нужна стабильность – власть приходит и уходит, а нам работать.
       В этих условиях роль общественных организаций предпринимательства, сумевших организовать конструктивный диалог бизнеса и власти, неуклонно растет.


       – Отношения между предпринимательством, властью и обществом – сложные и неоднозначные. Основная цель таких общественных организаций, как РСПП, заключается в том, чтобы наладить конструктивный диалог между ними и объединить бизнесменов. Что конкретно Вы, как общественник, предпринимаете для достижения этой цели? Чего уже удалось добиться?
       Практически сразу после регистрации «Союза работодателей Республики Башкортостан» мы подготовили два обращения от предпринимателей республики, касающиеся получения разрешения на перепланировку внутренних помещений, принадлежащих предпринимателям, и оформления лицензий на «отдельные виды деятельности».
       В первом шла речь о том, чтобы передвинуть дверной проем в не несущей перегородке необходимо оформить такое же разрешение как на новое строительство. Во втором о том, что для производства, скажем, смазок, нас заставляют оформить лицензии не только на производство, но и на хранение, и на реализацию продукции.
       К нашему удивлению оба предложения сработали! Мэр города направил наше обращение для исполнения Ришату Шакирьянову, которого мы хорошо знали, в результате чего в Постановлении Городского Совета появился отдельный пункт о том, что перепланировка внутренних перегородок, толщиной менее 10 см и не затрагивающая инженерных сетей не требует отдельного разрешения. Причем не только от предпринимателей, но и от жителей города, которые при очередном ремонте своих «хрущевок» не могли оформить кадастровый паспорт на свои квартиры пока не соберут справок от многочисленных «разрешительных структур».
       Справедливости ради надо отметить, что через несколько лет Прокуратура усмотрела в этом нарушение Федерального законодательства, и данное постановление было отменено. К сожалению, в последние годы чуть ли не ежедневно принимаются десятки законов и нормативных актов, которые пишутся и лоббируются самими надзорными и разрешительными структурами и ведомствами, которые «ответственно» выполняют возложенные на них обязанности.
       Второе обращение Шохин А.Н. перенаправил в Правительство РФ и вскоре мы получили ответ за подписью Зубкова В.А. (в то время Премьер-министра РФ), что наши предложения обязательно примут во внимание. Поскольку в Законе «О лицензировании отдельных видов деятельности» было указано, что контроль за выполнением настоящего Закона возложен на Минэкономразвития России. Я связался с заместителем министра этого ведомства Андреем Шароновым, с которым мы работали вместе в стройотрядах УАИ и изложил ему ситуацию. После этого, мы долго общались с сотрудниками Департамента лицензирования Министерства, рассказывали, как на практике реализуются нормы закона и почему мы «хотели как лучше, - а получилось как всегда». В данном случае Министерство энергетики, которое в соответствии с Законом получило право лицензировать эти виды деятельности, создало «комиссию по рациональному использованию нефти и продуктов ее переработки», та в свою очередь создала аналогичные комиссии в регионах и разработала «Положение о лицензировании». Региональные подразделения Комиссии создали муниципальные подразделения и разработали инструкции по их деятельности. Естественно эти нормативные документы, по мере их опускания на землю, непосредственно к предпринимателям, обрастали всеохватывающими полномочиями сотрудников «Комиссии» по отношению к предпринимателям и гражданам и, в первую очередь, правом проводить проверки.
        Когда на наше предприятие явились представители «Комиссии», предъявили удостоверения и начали рассказывать, что они могут сделать с нашим предприятием, если мы не будем «бояться», я пригласил в кабинет своих замов, один из которых ранее работал директором государственного предприятия, а другой заместителем Главы города. (Я посчитал, что они более сдержаннее и дипломатичнее, чем я. В «лихие» девяностые такие «визитеры» были не редкостью и с ними мы особо не церемонились. Но за теми стояли «паханы» или «авторитеты», а за этими стоит государство!) В результате мне пришлось сдерживать своих коллег и переводить разговор в мирное русло.
       Мы показали проверяющим наши буклеты, рассказали о нашей деятельности, ознакомили с производственными показателями и спросили: что они собираются проверять и на каких основаниях? Выяснилось, что начать проверку они собираются с бухгалтерии, поскольку, по их мнению, это не конфиденциальная информация, а потом уже решать, что проверять в дальнейшем. Их инструкции, которые нам покажут позже (с собой они их не взяли) это позволяют. Один из проверяющих, к нашему изумлению, поинтересовался: «Из чего делают минеральные масла, которые используют в нашем производстве?» (Так хотелось ответить: «из минералов», – и он бы поверил!) В конце концов, мы сообщили им, что не допускаем их до проверки нашего предприятия, потому что в Предписании не указано, что конкретно и на каких юридических основаниях должно проверяться, и сделали соответствующую запись в предписании.
       Мгновенно пришли повестки по поводу отсутствия лицензий из органов Налоговой полиции, МВД, прокуратуры и еще откуда-то, сейчас и не помню. И если Налоговую полицию и МВД устроили мои объяснения, что, по смыслу статьи 171 УК РФ, наказание за нарушение этой статьи ставится в зависимость от объема дохода, полученного в результате незаконного предпринимательства. Лицензия на переработку нефтепродуктов у нас есть, а хранение и реализация нефтепродуктов в нашей деятельности – затратные и на доходные статьи расходов. А вот прокурор Кировского района, на мой вопрос: «В соответствии с «Положением о лицензировании» получается, что не только предприниматели, но и каждый автолюбитель, хранящий в гараже или багажнике канистру с маслом, должен будет получать лицензию?» –грустно ответила – «Раз Закон требует – будут оформлять лицензии».
       Мы рассказывали представителям Министерства, что предприниматели вынуждены оформлять и ежегодно продлевать лицензии через фирмы, создаваемые при надзорных ведомствах, потому что требования инструкций и положений не дают возможности, а иногда и запрещают самостоятельно готовить необходимые для получения лицензий документы. Такое право дано только «лицензируемым» фирмам, чьи сотрудники, а нередко и руководители, совершенно некомпетентны в нашей отрасли. Приводили примеры из собственной практики: когда один из наших поставщиков попросил оформить документы о том, что он купил у нас один из резервуаров, который он даже не будет забирать. На наш вопрос: «Зачем тебе одна емкость, ты же продаешь десятки компонентов только нашему предприятию?» - он ответил - «Положение о лицензировании требует наличие в собственности резервуаров, а сколько их – это никого не волнует, я уже «договорился».
        В конце концов, наш диалог «бизнеса и власти» привел к тому, что три лицензии, которые мы за это время успели оформить, стали не нужны (законодательство изменилось), а указанные Комиссии и на федеральном и на региональном уровнях были ликвидированы.
        Интересно то, что один из бывших руководителей этой службы направил на наше предприятие свое резюме!

        – Вы сказали, что бизнес хочет от власти стабильности. А нуждаются ли предприниматели в государственной поддержке?
       Эта тема постоянно обсуждается. Мы, предприниматели, всегда говорили: "Не нужно нас поддерживать, хотя бы не мешайте! Дайте нам понятные правила игры, которые государство не будет менять каждый раз по своему усмотрению, равные условия, и мы как-нибудь выживем». То есть предпринимателям нужны справедливые законы и умение власти выполнять их.
        Остальное, пожалуй, нужно самой власти: развитие экономики, повышение благосостояния населения, социальная и политическая стабильность.
        Практически во всех сферах общественной жизни государство возлагает большие надежды на инициативных представителей общества, которые на принципах свободной конкуренции должны последовательно создавать и предлагать населению более дешевые и более качественные товары и услуги.
        Поэтому, я думаю, власти нужна не столько поддержка предпринимателей, сколько государственное регулирование, вернее стимулирование, предпринимательской деятельности, исходя из действительно государственных задач.

        – Проблем у предпринимателей много, причем возникают они не только при столкновении с властью. Часто ли бизнесу приходится защищаться от незаконных, а порой даже и законных, но не справедливых действий самих же предпринимателей?
        Правильный вопрос! Уж если среди таких благородных профессий, как учителя и врачи, как мы нередко узнаем из СМИ, есть и маньяки, и садисты, и другие «отморозки», то и среди предпринимателей, тем более, немало «жуликов», которые, используя несовершенство законодательства и доверчивость предпринимателей и граждан, умело обманывают их.
        Предприниматели всегда боролись с такими «коллегами» своими способами.
        Поэтому при Российском союзе промышленников и предпринимателей создан и успешно действует Третейский суд, решения которого имеют такую же юридическую силу, как и решения Арбитражного суда.
        В этом году при нашем региональном отделении – «Союзе работодателей РБ» - также создан Третейский суд РБ, который, как мы считаем, должен будет несколько разгрузить Арбитражный суд Республики Башкортостан, и поможет предпринимателям и гражданам экономить время и деньги за счет того, что в этом суде судьями выступают не только квалифицированные юристы, но и авторитетные специалисты в различных отраслях экономики. Судебные заседания проводятся с участием трех судей, двоих из которых выбирают стороны спора, а третьего, квалифицированного юриста-председателя выбирают ранее выбранные сторонами судьи.

Записали Виталий Гречачин и Данил Гизатуллин.
 

Точка зрения »

Формат Хамитова

Хамитов Рустэм  ЗакиевичХамитов Рустэм ЗакиевичПрезидент республики Башкортостан

К вопросу о кадастровой оценке объектов недвижимости

Шолом Владимир ЮрьевичШолом Владимир Юрьевичруководитель регионального отделения РСПП – "Союза работодателей Республики Башкортостан"

О внедрении новой контрольно-кассовой техники

Шолом Владимир ЮрьевичШолом Владимир Юрьевичруководитель регионального отделения РСПП – "Союза работодателей Республики Башкортостан"

Точки зрения

Rambler's Top100 Rambler's Top100